10 фотовыставок весны

10 фотовыставок весны

/ Арт-рынок - объявления / Выставки / 10 фотовыставок весны
10 фотовыставок весны

Лев Бородулин. Спорт. К 95-летию со дня рождения

Мультимедиа Арт Музей
До 18 марта

Невероятный красавец в молодости, выпускник Полиграфического института, Лев Бородулин — мастер советской спортивной фотографии. Его выставка рекомендована для просмотра даже тем, кто никогда не получал удовольствия от спорта. На примере 70 фотографий в экспозиции можно проследить, какие приемы фотомодернизма (в том числе запрещенные) авторы применяли в спортивной съемке — одной из самых свободных от идеологии сфер искусства 1950–1960-х годов. В профессиональной среде Бородулин запомнился тем, что дежурные снимки олимпиад и соревнований всегда делал с неожиданных ракурсов, использовал экспериментальные техники, например съемку «рыбьим глазом», одним из первых попробовал цветную пленку. В итоге эти эксперименты не могли не привести к тому, что партийные идеологи стали искать в его работах то, чего в них не было. Публикации его снимков не раз вызывали скандалы, как это было со снимком прыгуньи в воду («С вышки!», 1960), которую в партии грубо прозвали «летящей ж…». В 1973 году фотограф уехал в Израиль, взяв с собой блестящую коллекцию снимков Александра Родченко, Евгения Халдея, Якова Халипа, Аркадия Шайхета. Собственные работы мастера тоже стали предметом вожделения коллекционеров по всему миру, а в 1996 году его снимки даже приобрел для украшения Белого дома Билл Клинтон.

Память и свет. Японская фотография, 1950–2000

Мультимедиа Арт Музей
5 апреля — 4 мая

«Видеть мир в черно-белых тонах — значит видеть его без одежды», — сказал один из крупнейших послевоенных японских фотографов Дайдо Морияма. Эту мысль с ним разделило большинство его соотечественников — не случайно центральная выставка Фотобиеннале-2018 почти целиком монохромна. Эра новой японской фотографии началась в 1968 году, когда Ютака Таканаси и Такума Накахира с соратниками запустили легендарный фотожурнал Provoke. Мрачность, грубоватость экспозиции, несфокусированность кадров, сильная зернистость — принципы «арэ-бурэ-боке» стали главными для публиковавшихся там авторов, среди которых был и молодой Дайдо Морияма. В 1974 году в нью-йоркском Музее современного искусства прошла выставка «Новая японская фотография», после которой имена авторов Provoke и их последователей Ясухиро Исимото, Сёмэи Томацу, Хироми Цутиды вошли в анналы. Фотографы по-своему воссоздавали то, что выходило за пределы человеческого восприятия и не поддавалось анализу: атмосферу сверхъестественного, вымышленный, полный духов мир, травмированное после Второй мировой войны и атомных бомбардировок самосознание японца, прежде всегда привязанное к традиционным ценностям. Некоторые, как упомянутый Хироми Цутида, а также Мияко Исиути, Рюдзи Миямото, тосковали и скорбели, воздавая дань памяти трагедиям. Другие вернулись к жизни: к таинственной японской мифологии, как Эйко Хосое, тихой созерцательности, как Хироши Сугимото, к человеческим удовольствиями, как Нобуёси Араки. Хотя, стоит признать, для московской выставки у последнего, мастера эротической фотографии и поклонника «шибари», выбрали самое целомудренное. Зрителю покажут кадры из альбома «Сентиментальное путешествие», где жена Нобуёси Араки умиротворенно спит в лодке, а коты заглядываются на зимний сад. Если бы однажды издательский дом «Даи Ниппон Принтинг» с подачи императора Японии не решил показать малознакомое японское искусство французской публике, отправив на выставку в Европейский дом фотографии в Париже почти 500 снимков, мы бы никогда не увидели половину этой коллекции, переданную теперь в дар Мультимедиа Арт Музею в честь перекрестного Года Японии — России.

Ямамото Масао

Мультимедиа Арт Музей 
5 апреля — 13 мая

Японский фотограф Ямамото Масао (родился в 1957 году) в детстве любил собирать насекомых. Повзрослев и окончив живописный факультет, он поменял хобби и стал коллекционировать маленькие старые фотокарточки, а потом и сам взялся делать такие же. Выходили почти бесплотные, минималистские пейзажи и натюрморты, размером не больше сигаретной пачки. Фотограф говорит, что техническое мастерство, цвет, детали снимка не важны — важно пойманное впечатление, которое приятно носить с собой в кармане и тайком, как амулет, рассматривать на ладони: «Есть причины на то, чтобы статуя Будды была так величественна, а фотография так мала». Для буддиста Ямамото Масао одной из таких причин является религия. Как сам он рассказывает в интервью, в кадре он старается выразить непередаваемое понятие «шуньяты» — священной пустоты и бессущности. Пока можно загадывать, в каком из залов музея расположится миниатюрная экспозиция фотографа и как она будет выглядеть. Ведь для каждой новой выставки, будь она в Музее Виктории и Альберта или небольшой американской галерее, Ямамото Масао как режиссер и монтажер создает эффектную, почти музыкальную композицию. Фотографии располагаются на стене, как ноты на нотном стане или разбитое на полу стекло, отчего выставки фотографа на его родине прозвали «визуальными хокку». Проект реализован при поддержке аризонской галереи Etherton.

Выставка Дэвида Ярроу

Мультимедиа Арт Музей
17 мая — 24 июня

Животных и дикую природу британец Дэвид Ярроу снимал не всегда — начинал он как спортивный фоторепортер. Одной из самых знаменитых его ранних работ стала фотография нападающего аргентинской сборной Диего Марадоны на чемпионате мира по футболу 1986 года. Талант снимать динамичных спортсменов и оживленных болельщиков Ярроу перенес впоследствии на животный мир. Длительные экспедиции с остановками в пустынях и джунглях сделали его жизнь экстремальнее, а фотографии стали публиковать не в газетах, а выставлять в галереях и продавать на аукционах Sotheby’s примерно за £60 тыс. за кадр. Что придает ценность этим черно-белым кадрам с животными? Во-первых, то, что Ярроу всегда снимает с близкого, опасного расстояния и в динамике. Во-вторых, и это не секрет, фотографу симпатизирует британская королевская семья. Предисловие к его последней фотокниге «Дикие встречи» написал герцог Кембриджский, принц Уильям, что сказалось на сборах благотворительного фонда Ярроу Tusk Trust, доход которого в 2017 году превысил $1 млн. Пока выставка не началась, стоит посмотреть видеоролики из поездок фотографа, где он подбрасывает дорогую фототехнику прямо под ноги слонам и зарывается в песок перед стаей львов.

Modernist Documentary: фотография Леона Левинстайна

Еврейский музей и центр толерантности
30 марта — 20 мая 

В 1946 году будущий классик американской документальной фотографии перебрался из Балтимора в Нью-Йорк, где поступил на курсы легендарного объединения «Фотолига», после которых уже не мог выпустить камеру из рук. В одно время с ним на курсах оказался будущий лидер «Фотолиги» Сид Гроссман, с которым они вместе проучились три года. Еще одним важным человеком в жизни Левинстайна стал арт-директор журнала Harper’s Bazaar Алексей Бродович, который тоже увлекался съемкой и пристрастил своего ученика к использованию выразительных, почти графичных приемов композиции, которые выпускнику Питтсбургского университета по классу каллиграфии и дизайна и так были свойственны. С другими представителями формировавшейся в те годы нью-йоркской школы фотографии неуживчивый Левинстайн не знакомился принципиально. Интровертность и отказ от какой бы то ни было съемки по заказу отчасти стали причиной того, что при жизни автора состоялась лишь одна его персональная выставка. Она прошла в 1956 году в галерее Хелен Джи Limelight — первой в Америке, посвященной исключительно фотографии. Там на Левинстайна обратил внимание Эдвард Стайхен, директор фотоотдела Музея современного искусства (МоМА), который стал включать его работы в музейные экспозиции. На московской выставке можно будет увидеть 60 снимков Нью-Йорка середины XX века, сделанных этим документалистом-одиночкой. «Крепких, громких и обязательно ясных», как описывал свои работы сам автор. Экспонаты выставки прибудут из собраний МоМА, Метрополитен-музея, Чикагского института искусств и Национальной галереи Канады.

Ледяной поход

Галерея классической фотографии
22 марта — 22 апреля

Пару лет назад команда из пяти преимущественно петербургских журналистов, исследователей и фотографов на свои деньги создала проект «Невидимые города». Он был посвящен российской глубинке, отдаленным городам и поселкам России, где участники проводили документальные съемки и исследовали местный контекст, общаясь с их жителями. С 2013 года Антон Акимов, Артем Лежепеков, Илья Пилипенко, Александр Сигаев и Екатерина Толкачева успели проехаться с фотоотчетами по 26 городам, а для нового проекта захотели повторить Великий Сибирский Ледяной поход — маршрут отступления белой армии в Гражданской войне 1917–1922 годов, пролегавший от Барнаула до Читы. «В „Невидимых городах“ мы формировали наше понимание огромных территорий России, — рассказывает об идее Антон Акимов, — а здесь напрямую столкнулись с досоветским прошлым, о котором местные практически не помнят. Память сохранилась только в опубликованных воспоминаниях, которые участники Белого движения вели тщательнее и полнее, чем красные». Итог шестинедельного путешествия интересен не только с документальной, но и с художественной точки зрения: больше 100 снимков отличаются по формату, напечатаны на разных материалах и скомбинированы с видеохроникой, аудиоматериалами и архивными документами из краеведческих музеев Красноярского, Алтайского, Забайкальского краев, Иркутской области и Республики Бурятия. 

Стоит сказать, что у Антона Акимова в апреле пройдет еще и персональная выставка. Если пленочная съемка уфимских двориков на немецкую мыльницу Unomat и старую «Смену» вам милее, чем ностальгические цифровые пейзажи, следуйте в Фонд Владимира Смирнова и Константина Сорокина (даты уточняются).

Best оf Russia

ЦСИ «Винзавод», Цех белого, Цех красного
22 марта — 13 мая 

Поскольку выставка лучших фотографий России, проходящая на «Винзаводе» десятый год подряд, на этот раз последняя, куратор Лина Краснянская совместно с экспертным советом конкурса Best оf Russia решила сделать ее более представительной. Кроме снимков победителей конкурса, в котором на этот раз только две номинации (посвященная историческим и персональным круглым датам номинация «Юбилеи» и «Люди. События. Повседневная жизнь»), в экспозицию вошло 100 лучших снимков за всю историю Best оf Russia. Причину закрытия самого крупного (больше 300 тыс. участников), всеобщего и бесплатного российского фотоконкурса организаторы объясняют тем, что проект уже дал толчок развитию отечественной фотографии, для чего и был создан. Хотя не отрицают, что другой институции, которой можно было бы передать инициативу, просто нет. Повлиял и еще один фактор. Массовая доступность цифровой фотографии сделала смелее десятки тысяч любителей, отбирать победителей среди которых теперь труднее, да и художественная ценность снимков стала ниже. Словом, нынешний показ Best of Russia — это своего рода подведение итогов качественной любительской фотографии в России. Как обычно, после открытия выставки запланирован выпуск альбома избранных снимков. В ЦСИ «Винзавод» обещают, что благодаря накопленному многолетнему архиву в будущем выйдет серия тематических фотоальбомов.

Я, Обломов

Центр фотографии имени братьев Люмьер
20 апреля — 13 мая

Пока японский фотограф Икуру Куваджима ездит по Таймыру, чтобы заснять маленьких школьников-ненцев, его принятая на ура фотокнига, получившая первое место на прошлогоднем фестивале Photobookfest, перевоплощается в выставку. Она будет посвящена столкновению японского художника и русского дивана, а также, естественно, великому роману Ивана Гончарова и обломовщине в принципе. Для воплощения проекта Икуру Куваджима разъезжал по России, Украине, Казахстану, Киргизии и делал простые и жизненные автопортреты в горизонтальном, бездеятельном положении на фоне ковров — судя по лицу, обретая при этом важное для любого японца успокоение. В экспозиции будет представлено около 20 снимков. 

Другой интересной выставкой, которая откроется в Центре фотографии имени братьев Люмьер 16 мая, станет коллективный проект голландского фотоагентства Noor с военной документалистикой из Ливии, Пакистана и Египта. В рамках фестиваля Photobookfest 2018, который в этом году сдвинулся от обсуждения фотокниг к более прикладному и, может быть, важному — процессу создания современной фотографии и вопросам визуальной культуры, тоже стоит ждать интересного. Уже 14 апреля стартуют образовательная программа, мастер-классы и портфолио-ревю 40 лучших молодых фотографов.

Проявление

Московская школа фотографии и мультимедиа имени Родченко
С 10 апреля

Работы для выставки «Проявление» создавались студентами лаборатории ручной печати, которым не нравится цифровая фотография, а нравится проявлять снимки вручную и размышлять о материальности фотографии и процессах ее создания. Под руководством куратора и фотографа Людмилы Зинченко художники сделали семь разных проектов, в которых связали возникающие при проявке образы на фотобумаге с памятными или ускользающими моментами человеческой жизни. Философская — для тех, кому интересно поразмышлять о времени как таковом, — выставка в то же время является игровой. Екатерине Пряничниковой, например, удалось напечатать небольшие негативы на высушенных опавших листьях и старой древесной коре. А художница и сокуратор Мария Молокова сделала видео с постоянно повторяющимся процессом проявления на бумаге. Как обычно, в конце мая в школе покажут дипломную выставку выпускников, среди которых подопечные фотографа Валерия Нистратова и его мастерской «Документальная фотография».

Выставка Кимико Йошиды и Масако Ясуки

Галерея RuArts
15 марта — 12 мая

Все творчество Кимико Йошиды — это ее автопортреты. Она переодевалась в наряды невест мира, раскрашивала себя, чтобы полностью слиться с абстрактной картиной, или, как на выставке в RuArts семь лет назад, символически перерабатывала в автопортретах шедевры Рафаэля, Альбрехта Дюрера, Густава Климта и Уильяма Блейка. Неудивительно, что ее новая серия «Йошида Роршаха» посвящена тому, как в одном человеке могут ужиться разные идентичности. Чтобы это наглядно продемонстрировать, художница покрыла свои черно-белые фотопортреты пестрыми цветными кляксами, предлагая зрителю самому провести психологический ассоциативный тест (тест Роршаха). После этого она призывает поразмышлять над еще одной важной проблемой современности — объективацией женщин. Сама Кимико Йошида переехала из японского Токио во Францию, потому что, по ее рассказам, устала от сексизма в родном городе. Сопровождать девять больших фоторабот Кимико Йошиды будут три серии необычных пейзажей Масако Ясуки, выполненные темперой с позолотой. В одной из этих серий вместе с краской художница покрыла холсты старыми фотоснимками.

Источник: www.theartnewspaper.ru