60-е в Риме

60-е в Риме

Джозетта Фиорони (р. 1932) — живой классик. Она заявила о себе в 1960-е в Риме. В ту пору молодые интеллектуалы, поэты и художники группировались вокруг теперь уже легендарной галереи Tartaruga. Ее владелец Плинио Де Мартис был личностью выдающейся, первым в Италии выставил у себя Виллема де Кунинга, Роберта Раушенберга, открыл Сая Твомбли, собрал вокруг себя талантливую молодежь. Среди художников галереи, которых считают представителями итальянского поп-арта (Марио Скифано, Тано Феста, Франко Анджели), была и единственная женщина — Джозетта Фиорони, примкнувшая к группе после возвращения из Парижа, где она, окончив Академию художеств в Риме, провела четыре года, с 1959-го по 1963-й.

Вернулась она уже с наработанным багажом: писала полуабстракции в духе модного тогда парижского информеля, но главное, пересмотрела множество черно-белых фильмов, которые и навели ее на мысль писать серебряной краской монохромные картины, главными персонажами которых стали женщины. Именно эта «серебряная» серия, начатая в 1963 году, и стала ее фирменным знаком.

Первая персональная выставка художницы состоялась в Tartaruga в начале 1960-х, а на Венецианской биеннале 1964-го, вошедшей в историю триумфом американского поп-арта, Фиорони выступила в составе группы своих единомышленников, итальянских поп-артистов, получившей название La Piazza del Popolo — по римской площади, где они собирались. Правда, верной последовательницей американского поп-арта Фиорони, как и ее друзей, считать можно было с натяжкой. Они ведь были итальянцами, за которыми стояло великое классическое прошлое, и европейцами — не меньше, чем искусство, их интересовали современные философия и литература.

Отсюда и их дружба с литературной группой «63» (названной по году создания), куда среди прочих входили Умберто Эко и писатель Гоффредо Паризе, ставший мужем художницы. И оттуда же, из литературы, — появляющиеся в ее картинах слова и тексты, и даже идеи для работ. Так в 1970-е под впечатлением от «Морфологии волшебной сказки» Владимира Проппа появилась серия рисунков тушью «Лесные духи». «Поп-арт, конечно, повлиял на многих из нас. Мне очень нравился Энди Уорхол. Однако сейчас я понимаю, что у нас с ним мало общего. Его образы — всегда символы, знаки, меня же интересует женский мир в его сентиментальном ракурсе», — признавалась позже художница.

О «женском» и перформанс «Оптический шпионаж» (La Spia Ottica) Фиерони, проведенный в 1968 году в Tartaruga, где через замочную скважину можно было наблюдать за молодой женщиной в ее спальне. Его недавно показали в Нью-Йорке на фестивале Frieze и покажут на московской выставке, помимо 50 классических работ 1960-х Фиорони, которые привезут из разных итальянских собраний.

Leave a Reply