Лазурный Берег искусств

/ Арт-рынок - объявления / Выставки / Лазурный Берег искусств
Лазурный Берег искусств

Русские открыли Монако в 1663 году по чистой случайности: разбушевавшаяся морская стихия помешала посольству плыть к Флоренции и заставила искать укрытие в ближайшей бухте. Вынужденная остановка положила начало славной традиции аристократов и интеллигенции приезжать на Лазурный Берег пережидать суровые российские зимы, поправлять здоровье и строить здесь особняки. С 1864 года из Санкт-Петербурга в Ниццу даже ходил специальный поезд, остановило который только начало Первой мировой войны, а Антон Чехов удивлялся мягкому в сравнении с Ялтой климату и шутил, что эта Ривьера — русская, так много знакомых он тут встречал.

Комфортная погода и головокружительные пейзажи вдохновляли импрессионистов и модернистов, имена которых вошли бы в первые строки справочника вроде «100 великих художников XIX–ХХ веков». Клод Моне написал в окрестностях Антиба не один десяток пейзажей с морем, соснами и видами городка с нависающим над крепостной стеной средневековым замком Гримальди. В 1920-е годы он перешел в собственность города, и первый куратор обосновавшегося там музея археолог Ромуальд Дор де ла Сушер в 1946 году предложил Пабло Пикассо устроить в замке мастерскую. Это был определенно счастливый период для художника. Война закончилась, и у него были новые музы — молодая художница Франсуаза Жило, а также раненый совенок, которого Пикассо выходил и сделал персонажем своих работ.

На контрасте с мрачной предвоенной «Ночной рыбалкой на Антибах» работы того периода полны оптимизма, а одна из них так и называется — «Радость жизни». В благодарность за возвращение к ней художник передал в дар Антибу созданные здесь полотна, рисунки и керамику. Власти города не остались в долгу и сначала открыли в замке комнату Пикассо, а в 1966 году — полноценный музей художника. И это уникальный случай, когда подборка произведений искусства находится ровно там, где они были созданы. Но собрание расширяется за счет даров художников и их наследников. Сейчас в нем есть произведения Александра Колдера, Ива Кляйна, Макса Эрнста, Жоана Миро, а также Ханса Хартунга и Анны-Евы Бергман, переданные их фондом. Фонд расположен на принадлежавшей художникам белоснежной вилле.

Антибская мастерская Николя де Сталя (барон Николай Владимирович Сталь фон Гольштейн) музеем художника не стала, но о нем напоминает мемориальная табличка на доме, где он работал до своей трагической гибели в 1955 году. В том же году ушел и его учитель Фернан Леже, и вместо особнячка, в котором он мечтал разобрать свои дела, в Биоте, городке между Антибом и Ниццей, появился Национальный музей Фернана Леже. Его выстроила в память о муже Надя Ходасевич и подарила Франции. Сейчас там находится крупнейшее в мире собрание ключевых работ художника: картины, рисунки, керамика и скульптуры, размещенные в большом саду, что окружает лаконичное здание с яркой мозаикой по мотивам незаконченного проекта Леже для стадиона в Ганновере. До октября там проходит выставка «Визави. Фернан Леже и его друзья», в состав которой включены работы Александра Архипенко, Ле Корбюзье, Александра Колдера, Жака Липшица и Хуана Гриса.

В Приморских Альпах городок Сен-Поль-де-Ванс, возможно, так и остался бы средневековой деревушкой с улочками, на которых тяжело разойтись двум людям, если бы в 1920-х годах шумная богема с Монпарнаса не решила устроить здесь свою резиденцию. Очень кстати местный житель Поль Ру подгадал и открыл тут кафе Chez Robinzon с террасой для танцев, которое после расширения стало рестораном с небольшим отелем La сolombe d’Or. Он и сам был бы рад рисовать, но его талант лежал в другой плоскости: Ру был чрезвычайно радушный и настолько любил художников, что благосклонно принимал в счет оплаты ужинов и постоя их работы, а что-то ему просто дарили. Время показало, что владелец La сolombe d’Or не прогадал: ­отель стал стихийно образовавшимся музеем, и от желающих пожить рядом с работами Амедео Модильяни, Рауля Дюфи, Мориса Утрилло, керамическим панно Фернана Леже в саду и мобилем Александра Колдера у бассейна нет отбоя.

Здесь же находится частный музей современного искусства — Fondation Maeght, основанный в 1964 году парижским галеристом и арт-дилером Эме Магом и его супругой Маргаритой и открытый легендарным министром культуры Франции Андре Мальро. Сейчас сюда приезжают не только ради великолепной коллекции, но и чтобы посмотреть на уникальное сочетание архитектуры и искусства. Так, в центральном дворе Альберто Джакометти установил несколько скульптур, Жорж Брак придумал орнамент из рыб для бассейна, Поль Бюри — фонтан, а Жоан Миро создал лабиринт.

Фонд ведет активную выставочную деятельность, организуя ретроспективы ныне живущих художников. Летом здесь можно увидеть выставку Эдуардо Арройо, который, в частности, разрабатывал костюмы для постановок в миланском Пикколо-театро и парижской Гранд-опера.

В нескольких километрах отсюда, в городке Ванс, можно обнаружить «конечный итог работы всей жизни» Анри Матисса. Так он называл свой архитектурно-декораторский проект — капеллу Четок в женском доминиканском монастыре. Там служила монахиня Жак-Мари, до пострига позировавшая художнику под именем Моник Буржуа и вдохновившая его на написание «Идола» (1942) и «Королевского табака» (1943), а после ухода в монастырь — на строительство культового сооружения. Кстати, расположенная неподалеку от монастыря вилла Le reve («Мечта»), на которой Матисс жил с 1943 по 1949 год, сдается. В этом плане французы более трепетно отнеслись к месту жительства Пьера Огюста Ренуара в Кань-сюр-Мер — сейчас на вилле Le Colette, где он провел последние годы жизни, устроен музей с полностью сохранившейся обстановкой, вплоть до мольберта и кистей, и небольшой коллекцией из 14 полотен.

Случаи создания прижизненных музеев крайне редки, и в этом смысле Национальный музей Марка Шагала в Ницце, сформированный на основе его собственного дара и при деятельном участии того же Мальро, дает уникальный шанс приобщиться к замыслу художника не только через картины, но и через их презентацию. Шагал сам продумывал их развеску, а также сделал для здания витражи и мозаику. В центре экспозиции — 17 полотен, написанных в 1962–1967 годах на сюжеты Ветхого Завета, и более ранняя серия гуашей, тоже связанных с Библией. Каждый год с момента основания музея на день рождения Шагала 7 июля здесь расцветают африканские лилии агапантусы, которые в свое время высадил Анри Фиш. Его имя связывает музеи Леже, Шагала, Пикассо и Fondation Maeght, где он руководил созданием садов.

Можно подумать, что все музеи были открыты еще в прошлом веке, но это не так: в 2011 году в Ментоне заработал Музей Жана Кокто. Что характерно, он тоже сложился на основе дара — Северина Вундермана, передавшего городу свою коллекцию из почти 2 тыс. экспонатов. Половину из них составляют работы Кокто, которые Вундерман собирал с 18 лет, другую — произведения его друзей, в том числе Пикассо и Модильяни. Сейчас там проходит выставка Рауля Дюфи «Цветы счастья».

Отдельного упоминания заслуживает само здание. Архитектор Руди Риччотти оставляет полную свободу для интерпретации, намекая лишь, что его графичность отсылает к черно-белым фильмам Кокто и дуальности мира. Здание органично вписалось в панораму набережной неподалеку от выстроенного местными князьями бастиона, который в свое время отреставрировал и расписал Кокто и где до переезда располагался музей.

Сейчас в Монако неподалеку от той бухты, которая стала укрытием для русского посольства, выстроен масштабный Grimaldi Forum. Там проводятся все важные мероприятия, в том числе с российским участием, будь то гастроли Большого театра или выставка авангарда из собрания Третьяковской галереи и ГМИИ им. А.С.Пушкина. До 10 сентября здесь будет работать роскошная экспозиция «Запретный город в Монако. Жизнь императорского двора в Китае» о последней правящей династии Китая — Цин (1644–1911).

В ее состав вошло 250 экспонатов из бывшего дворца китайских правителей, Лувра и Музея Виктории и Альберта, в числе ключевых — шелковые свитки с изображением императора Цяньлуна на охоте, написанные для будущего императора Юнчжэна «Красавицы на досуге» и ширма из сандалового дерева с девятью драконами (все — XVIII век, Дворец-музей).
А в разгар бархатного сезона, в располагающей обстановке и без суеты, можно будет прицениться к картинам, мебели и декоративно-прикладному искусству, которые галеристы представят на ярмарке «Арт-Монако» в Chapiteau de Fontvieille с 21 по 24 сентября.

Leave a Reply

Your email address will not be published.