Любите ли вы искусство так, как его любит художник Юрий Альберт?

Home Выставки Любите ли вы искусство так, как его любит художник Юрий Альберт?
Любите ли вы искусство так, как его любит художник Юрий Альберт?

Сначала на презентации в цюрихском Кунстхалле я увидела каталог выставки. Это фундаментальная книга изысканного дизайна (к матовой черной обложке, не говоря уже о титульном листе c надписью, набранной шрифтом Брайля, боязно прикоснуться). Внутри — тексты самого Юрия Альберта разных лет, его интервью, а также послесловие куратора выставки Сандры Фриммель и историка московского концептуализма Сабины Хэнгсен. Кроме того, в каталог включены два особых раздела — книги в книге: красная вставка — выдержки из книги Альберта «Что я видел», синяя — отрывки из его ленты в Facebook. (В каталогах художников я встречаю такое впервые. Правда, автор пишет, что эта часть единственная, не относящаяся к творчеству, но те, кто знает его страсть к комментированию и наблюдает невероятную активность Юры в Facebook, подозревают, что он лукавит и что это тоже проект.)

Каталог — серьезное подведение итогов. Очень красив и строг, но, как показалось мне, знающей Юрия уже много десятилетий, слишком безупречен и по-немецки отстранен. Эта идеальная книга явно не совпадает с моим представлением о Юре Альберте, как будто речь идет о совсем другом человеке.

Почему я так подробно рассказала о каталоге? Он на немецком и вряд ли будет распространяться в России. Я и по выставке хочу пройтись подробно-описательно, потому что подозреваю, что редкий российский любитель искусства доберется до Вадуца, столицы горного княжества Лихтенштейн.

Суперсовременное здание Музея искусств Лихтенштейна — гигантский куб, облицованный черным искрящимся камнем, — стоит в самом центре города, и над ним на скале возвышается княжеский замок. В музее и раньше проходили значимые выставки, в частности русского авангарда, но выставка Альберта — первая выставка современного русского художника, который работает между Германией и Россией. Для него самого это первая большая ретроспектива в западном музее.

Воскресенье только набирает силу, и внутри музея пустынно. Однако в одном из залов искусства ХХ века уже проходит «Экскурсия с завязанными глазами» — акция, которую Юрий Альберт с 1998 года проводит в разных музеях мира. В этот ранний час с черными повязками на глазах идут в основном друзья музея и художника. Местный куратор терпеливо объясняет группе «слепцов», что они «видят» (точнее, могли бы увидеть) перед собой, и в одном месте даже встает на колени перед арт-объектом, чтобы помочь «зрителям» мысленно представить себе произведение. Концептуалист Альберт все это безмолвно фотографирует, чтобы приобщить к своему архиву.

В фойе зрителей встречает его проект «Московский выбор». Он был показан в Москве 2009 года, и там имел определенные политические коннотации. (В 2011-м художник получил за него Премию Кандинского в главной номинации.) В Лихтенштейне «голосование» тоже актуально, потому что в соседней Швейцарии народ каждые две недели за что-то голосует. Однако общефилософский смысл вопросов здесь преобладает. Зритель участвует в обсуждении фундаментальных проблем искусства и его функционирования в обществе. Но поскольку это голосование подается как игра: читаешь ответы и бросаешь листочки в урны «да» или «нет», то почти каждый включается. Я вижу, что прозрачные урны заполнены пока более или менее равномерно. Как и в Москве, мнения разделяются. Мой фаворит — вопрос «Неужели вы думаете, что искусство — это то, на что вы сейчас смотрите?». Узнаю Альберта: он всегда самоироничен. Я отвечаю: «Да», но мне кажется, что моя урна пустовата, местное обывательское мнение, возможно, перевесит.

На втором этаже в четырех огромных залах размещены работы, созданные Юрием Альбертом с 1978 по 2018 год. Чудо, что все это ему удалось собрать. На мой восторг художник скромно отвечает, что многие из них все еще находятся у него дома. Я удивляюсь вслух тому, как прекрасно все развешано, как стильно здесь выглядят даже вещи конца 1970-х — начала 1980-х годов, сделанные для квартирных выставок, как говорится, на коленке — на фанерках или листиках бумаги, как эффектно смотрятся огромные черные полотна знаменитой серии «Живописи для слепых» — в общем, пою художнику дифирамбы. Тут и критиковать нечего: хрестоматийные для истории московского концептуализма работы прекрасно экспонированы. Художник хвалит команду музея и признается, что о такой выставке не мог и мечтать. Точнее, мечтать-то мечтал, когда разглядывал картинки в журнале Artforum полвека назад, но вот мог ли поверить в то, что сам такую выставку реализует?! Пространство идеально и почти стерильно, но в нем живые, небрежные, рукодельные, траченные временем и даже уже отреставрированные работы Юрия начинают как-то по-особому играть. Кажется, почти светятся изнутри.

Выставка построена по хронологии, и в первом же зале я вижу эпохальное произведение 1983 года. Фраза, небрежно написанная на фанере: «В моей работе наступил кризис. Я смущен, растерян и не знаю, что теперь делать!». Я прекрасно помню ее на 17-й Молодежной выставке 1986 года на Кузнецком. Тогда эта работа была подобна бомбе. Вместо картинки — текст. Кто-то возмущался, кто-то смеялся, но многие понимали: это прорыв. Сейчас же она выглядит почтенно музейной. Она уже в истории искусства.

В соседнем зале впервые собраны все работы из серии «Элитарно-демократическое искусство»: «Живопись для стенографисток», «Живопись для слепых», «Искусство для глухих» и «Искусство для моряков». Они показывают главный нерв творчества Альберта — поиски путей разговора со зрителем и пробы различных языков общения, будь то азбука Брайля или сигнальные флажки.

Целый зал посвящен работе Юрия с карикатурами советских художников на тему западного модернизма. Это те самые карикатуры в «Крокодиле», по которым мы по иронии судьбы часто знакомились с модернизмом как таковым. Карикатуры — его страсть. Иронизируя над Кукрыниксами, он тем не менее бережно собирает их оригиналы. Этот колоссальный материал, дающий так много информации о советской эпохе, к сожалению, на выставке не представлен, но, я уверена, это источник новых проектов Юрия.

Выставку завершают работы последних лет. Одна из них под названием «I am Still Alive. 31 день в мае 2017» поразила меня еще в Цюрихе на выставке в фонде Арины Ковнер. Это 31 зеркало, на котором зафиксировано дыхание художника (не буду углубляться в технологию — он сделал это). Дыхание означает жизнь, но ars longa, vita brevis. Мы уйдем с выставки, а 31 зеркало с зафиксированными облачками дыхания останется в музее. Или так: мы уйдем, а произведение останется?

И еще один зал — аппендикс. По традиции лихтенштейнского музея автор выставки имеет право поиграть с любыми работами из музейной коллекции. Что делает Юрий Альберт? Просит распечатать список всех произведений коллекции — по работе на лист бумаги — и оклеивает ими огромный зал. Выразительная получилась инсталляция. «Я не мог выбрать кого-то одного — кто я такой? Поэтому решил отметить всех», — говорит Альберт. В этом он весь: любит искусство. А вот как он его любит, об этом говорит выставка.

Музей искусств Лихтенштейна
Юрий Альберт. Элитарно-демократическое искусство
До 20 января 2019

Источник: www.theartnewspaper.ru


Зарегистрировать отель можно по ссылке - Добавить гостиницу на booking.com, там просто и выгодно