По кимоно встречают

/ Арт-рынок - объявления / Выставки / По кимоно встречают
По кимоно встречают

Мода на японское искусство в России если не навсегда, то очень надолго. Она не подвержена экономической и политической конъюнктуре: графика Хокусая, традиционные кимоно и эмали, не говоря уже о нэцке, интересуют людей вне зависимости от возраста и достатка. Секрет успеха — в загадочности японского искусства. Произведения, созданные всего 100–150 лет назад — миг для мировой культуры, — кажутся пришедшими из глубины веков. Символы — цветок, гора, птица — выглядят простыми, но не поддаются расшифровке усредненным сознанием европейца. Как бы то ни было, выставки искусства из Страны восходящего солнца обречены на успех  и у его поклонников, и у широкой публики.

Нынешняя выставка в Москве впервые в России показывает японскую часть собрания знаменитого на весь мир британского ученого, коллекционера и филантропа иранского происхождения Нассера Дэвида Халили. Она включает 90 предметов — эмали императорских поставщиков и созданные по заказу крупных торговых компаний, художественный металл и фарфор, вышивку и наконец знаменитые японские кимоно. Все это вошло в коллекцию Халили недавно и выставляется впервые.

Биография коллекционера типична для западного self-made man. Он родился в 1945 году в Исфахане в семье мелкого торговца антиквариатом. Первые уроки арт-дилерства получил от отца, глядя, что и как тот покупает и продает. В 22 года Халили подался в Нью-Йорк, почти без денег и без особых планов. Но быстро понял, в чем его шанс. Сначала стал посредником между антикваром Алланом Хартманом и знакомыми ему иранскими клиентами. В начале же 1970-х годов одним из первых «поймал тренд» (в моду стало входить исламское искусство) и заработал свой первый миллион долларов. Женившись, Халили пере­ехал с семьей в Лондон, где открыл антикварный магазин исламского искусства, но теперь это занятие наряду с покупками на распродажах и аукционах стало по большей части источником пополнения личной коллекции, а не доходом. В бизнесе он переключился на недвижимость и фармацевтику.Впрочем, время от времени появлялась информация о том, что Халили консультирует на арт-рынке правителей Ближнего Востока, даже кое-что продает им из своего собрания, и что ни одна серьезная сделка на рынке исламского искусства не обходится без его участия. В любом случае Халили входит в топ-50 богатейших людей Великобритании и в десятку самых состоятельных коллекционеров искусства в мире. Стоимость произведений, которыми владеет семейный фонд Khalili Family Trust, созданный для сохранения цельности собранного Нассером Халили, по некоторым оценкам, подбирается к $10 млрд и объединяет пять крупных коллекций: «Искусство исламского мира (700–1900)», «Японское искусство периода Мейдзи (1868–1912)», «Шведский текстиль (1700–1900)», «Дамасский металл Испании (1850–1900)», «Эмали мира (1700–2000)». Это около 35 тыс. предметов, большая часть их опубликована в 77 каталогах выставок, прошедших в том числе в Метрополитен-музее, Британском музее, Музее Виктории и Альберта. Фонд не имеет собственного музейного или выставочного помещения и хранит свои сокровища в депозитариях Великобритании и Швейцарии, постоянно и часто безвозмездно предоставляя их на выставки в разные страны. За просветительскую деятельность Халили получил звание посла доброй воли ЮНЕСКО. Коллекционер любит повторять: «Я не считаю себя какой-то ключевой фигурой в мире искусства, скорее, я хранитель. А искусство принадлежит всем. Личное обладание не более чем миф. Мы верим в то, что чем-то обладаем. Но на самом деле мы только его временные хранители».

Показ коллекции Халили в Кремле не первый в России. В 2009 году в Эрмитаже состоялась выставка «Эмали мира. 1700–2000. Из коллекции Халили», которая включала 320 произведений, созданных мастерами Европы, Дальнего Востока и мусульманских стран. Основная часть произведений, представленных на выставке сейчас, относится к эпохи императора Муцухито (1868–1912). Он взял себе имя Мэйдзи, что означает «просвещенное правление». Именно при нем Япония стала выходить из самоизоляции и стремительно превращаться из средневекового государства в мировую державу. В эпоху Мэйдзи японские эмальеры создали свои лучшие произведения. К ним относится фигурка «Гусь», изготовленная в мастерской Намикавы Сосукэ в технике клуазоне с перегородками из серебряной проволоки; поднос того же автора, созданный по рисунку Огаты Корина (1658–1716); панно мастера Кавадэ Сибатаро по рисунку Кацусики Хокусая.
Для создания курильницы в виде слона мастер Сёами Кацуёси использовал более десяти материалов: золото, малахит, коралл, агат, нефрит, горный хрусталь… Мастер Кобаяси Сюнко в аналогичном предмете обошелся без полудрагоценных камней. Но идея хороша: курильница в виде птенца, вылупляющегося из яйца. Такой юный, а уже работает на людей! С вредом или пользой — другой вопрос.

Ни одна выставка японского искусства не проходит без традиционных женских, мужских и детских кимоно. Для кремлевской Халили дополнил одежду эпохи Мейдзи более ранними образцами эпохи Эдо (1603–1868). Они сшиты из эксклюзивного шелка ручной работы японского производства и дорогих импортных тканей. В украшении использованы характерные для японского искусства узоры, выполненные в техниках батика, росписи по трафарету и просто от руки, а также вышивки шелком и металлическими нитями.

Эмблемой же выставки стали три редких кимоно для сна, созданные в 1780–1830 годах из белого и синего шелка с абстрактным узором. Трудно поверить, что он мог появиться 200 лет назад. На более традиционных верхних кимоно из шелкового крепа с длинными рукавами, предназначенных для ношения молодыми женщинами в разные сезоны, изображены непременные для Японии атрибуты: цветущая сакура, журавли, чайки над морскими волнами, более спокойными, чем у Хокусая, и заснеженная горная вершина. Может быть, Фудзи. 

Музеи Московского Кремля
За гранью воображения. Сокровища императорской Японии XIX — начала XX века из коллекции профессора Халили
5 июля – 1 октября

Leave a Reply

Your email address will not be published.