Search

Сборная Португалии в Кремле

Музеи Московского Кремля уже давно делают смотры художественных ценностей различных монархий как Европы, так и Азии. Теперь в кремлевских палатах властвует Португалия — страна, де-юре бывшая королевством, но де-факто настоящей трансконтинентальной колониальной империей, чей срок закончился только в 1960-е годы. Всеохватное владычество португальцев можно было сравнить, пожалуй, лишь с потеснившей их со временем британской гегемонией. Выставка так и называется: «Владыки океана. Сокровища Португальской империи XVI–XVIII веков». 

Одно из главных сокровищ, представленных в экспозиции, — всего лишь пергамент. Однако это знаменитый рукописный Тордесильясский договор 1494 года (Национальный архив Торре ду Томбу, Лиссабон), по которому с благословения папы Александра VI (кстати, из рода Борджиа, выходцев из Арагона) в основном разрешились непростые геополитические отношения и спорные вопросы между Испанией и Португалией. По этому соглашению, подписанному Жуаном II и испанской четой властителей Кастилии и Арагона, все земли, открытые на 370 лиг (около 1,1 тыс. морских миль) к западу от островов Зеленого Мыса, что в Атлантическом океане, будут принадлежать Испании, а все, что к востоку и юго-востоку, — Португалии. Однако сам святейший изобретатель «папского меридиана» (так называли эту демаркационную линию) не учел того, что португальцы, соблюдая договор, смогут ступить на землю Америки и им на законных основаниях достанется огромная Бразилия (ранее считавшаяся островом), которая даст королевской казне бездну алмазов и других драгоценностей.

Португальцы все равно посчитали себя обиженными. Как же так? Ведь именно они еще со времен принца Энрике Мореплавателя (рубеж XIV–XV веков), который основал мореходную школу, верфь, обсерваторию и завез в страну навигационные приборы, двинулись покорять мир — сперва Западную, Южную и Восточную Африку, а потом берега Индии, Малайи и вплоть до Китая. Португальцы, делая ставку на морскую гегемонию, очень гордились своей навигационной вооруженностью. Что видно не только по модели небесного глобуса 1575 года мастера из Аугсбурга Кристофера Шисслера, раритету, оказавшемуся во дворце Синтры, но и по шпалере с португальским королевским гербом, сотканной в Брюсселе мастерами, сумевшими осовременить позднесредневековый цветочный орнамент «мильфлер» изображениями небесных сфер. Каравеллы, каракки, а потом и галеоны по мере их появления во флоте становились моделями и для ювелирного искусства. Стилизованные изображения этих судов, перевозивших сокровища, выполнялись ювелирами в виде подвесок и брошей из золота, бриллиантов, эмалей и жемчуга. А водившие эскадры адмиралы, как знаменитый первооткрыватель пути в Индию Васко да Гама и жестокий завоеватель восточных стран, вице-король Индии Афонсу де Албукерке, удостаивались парадных портретов. На этих «парсунах» властители морей украшены рубиновыми и гранатовыми орденами Христа и Сантьяго (то есть святого Иакова Компостельского, покровителя пиренейских королевств), поскольку высокие представители короля должны были принадлежать к высокому же званию рыцарей-крестоносцев (кстати, уцелевших после погрома французских тамплиеров приютил как раз португальский орден Христа). 

За «рыцарскими крестами», как известно, стояла и другая немалая сила — миссионеры, принадлежавшие в основном к ордену Иисуса, то есть иезуиты. В бассейне Индийского океана наравне (а может быть, и более) с Игнасио Лойолой был широко известен его собрат и сооснователь ордена святой Франциск Ксаверий (он же Шавер по-португальски, он же Хавьер по-испански), не только учредивший в Гоа иезуитский коллеж, но и пытавшийся распространить влияние пропагандируемого им учения на Малайю, Китай и даже Японию, куда его на некоторое время впустили вообще-то опасавшиеся «белолицых» местные чиновники. Чему есть свидетельства от изобразительного искусства — ширма с сюжетом о прибытии иностранных послов (Киото, начало XVII века, Музей Виктории и Альберта, Лондон). Шкатулка-реликварий, изготовленная в Гоа (Государственный Эрмитаж), статуэтка из слоновой кости «Младенец Иисус Христос, Добрый Пастырь» (Национальный музей, Лиссабон) и реликварий в виде головы святого Франциска Ксаверия (конец XVII века, церковь Святого Роха, Лиссабон) — все это свидетельства усилий его выучеников, наставлявших местных ремесленников. Впрочем, иногда клирикам, имевшим дело с паствой «восточных морей», приходилось идти на компромиссы. К примеру, в декоре облачения священника, казулы (орнат или плащ), приходилось прибегать к местным национальным шелковым вышивкам эпохи Цин (в данном случае середина XVII–XVIII века), в цветочных орнаментах которых крест и не рассмотреть.

Многие сокровища, которые получила так называемая Португальская империя, ей сохранить не удалось, они разошлись по разным владельцам по всему свету. Кажется, классики марксизма говорили: Португалия — уста для сокровищ, а желудок — Англия и Голландия. Не споря с этой сентенцией, следует лишь добавить, что 140 экспонатов выставки в Кремле были собраны благодаря не только музеям Португалии, но и участию музеев России и Великобритании. 

Музеи Московского Кремля
Владыки океана. Сокровища Португальской империи XVI–XVIII веков
8 декабря  – 25 февраля 201




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *