Скандал в благородном семействе

/ Арт-рынок - объявления / Выставки / Скандал в благородном семействе

До 6 сентября в Музее Соломона Гуггенхайма проходит выставка «Провидцы. Создание современного Гуггенхайма», посвященная коллекционерам, заложившим его основы. В ней участвует 21 произведение искусства из Коллекции Пегги Гуггенхайм в Венеции: от программных работ Марселя Дюшана, Пабло Пикассо и Константина Бранкузи до «Алхимии» (1947) Джексона Поллока, одной из самых известных картин, созданных в технике дриппинга. Однако трое правнуков Пегги Гуггенхайм обвиняют нью-йоркский Фонд Соломона Р. Гуггенхайма в нарушении ее посмертной воли. Они утверждают, что, когда их прабабушка передавала свою коллекцию вместе с венецианским особняком фонду, учрежденному ее дядей в Нью-Йорке, одним из условий было то, что ни одна работа не должна покидать палаццо и участвовать в других выставках в период с апреля по ноябрь каждого года.

«Она хотела, чтобы эти вещи оставались в Венеции на пике туристического сезона, тем более что каждые два года он совпадает с биеннале», — объясняет Синдбад Рамни-Гуггенхайм, правнук Пегги Гуггенхайм, выступающий также от имени двух своих братьев и отца. В этом году, по его мнению, «большинство ключевых работ из собрания будет находиться в Нью-Йорке, что ударит по интересам всех туристов, посещающих Коллекцию Пегги Гуггенхайм».

Рамни-Гуггенхайм и другие родственники по линии дочери меценатки, Пегин Вейл, умершей раньше матери, не единожды подавали во французские суды иски к Фонду Соломона Р. Гуггенхайма, обвиняя его в пренебрежении пожеланиями Пегги. Претензии наследников неоднократно отклонялись, в последний раз их признал необоснованными Апелляционный суд Парижа два года назад.

Свежий скандал разгорелся из-за противоречащих друг другу документов. Пожелание не выво­зить коллекцию в разгар сезона содержится в письме Пегги Гуггенхайм от 27 января 1969 года к ее двоюродному брату Гарри, впоследствии ставшему президентом фонда. Гарри Гуггенхайм и попечительский совет фонда согласились с просьбой коллекционера. Далее этот пункт был включен в официальный документ от 8 октября 1974 года, устанавливавший условия, на которых Фонд Пегги Гуггенхайм передавал право собственности на свою коллекцию Фонду Соломона Р. Гуггенхайма.

То же самое пожелание оговаривается в завещании Пегги Гуггенхайм от 9 октября 1972 года, где сказано: «Достигнуто соглашение, что ни одно произведение искусства не будет передаваться на выставки в другие музеи ежегодно в период с 1 апреля по 31 октября, поскольку в это время коллекция всегда должна находиться… в моем особняке».

Однако в финальную версию акта дарения от 23 января 1976 года, который Пегги Гуггенхайм и представители Фонда Соломона Р. Гуггенхайма подписали в присутствии итальянского нотариуса, такое условие не включено. В этом документе, который французские суды неоднократно признавали имеющим юридическую силу, вообще не указано никаких особых условий или пожеланий.

Ранее представители Фонда Гуггенхайма называли акт дарения формальностью, которой требовали итальянские законы, и ссылались на переписку Гарри и Пегги Гуггенхайм как на сопутствующие документы, перечисляющие условия дарения. Сейчас представители Фонда Гуггенхайма подходят к вопросу иначе. Как подчеркивает пресс-секретарь фонда, в письме 1969 года, которым вооружился Рамни-Гуггенхайм, изложены самые первые предложения Пегги Гуггенхайм относительно передачи ее коллекции и юридической силы оно не имеет — в отличие от акта дарения, подписанного семь лет спустя. 

Leave a Reply

Your email address will not be published.