Юрий Мудров: «Я не сторонник митингов и конфликтов»

/ Арт-рынок - объявления / Новости / Юрий Мудров: «Я не сторонник митингов и конфликтов»
Юрий Мудров: «Я не сторонник митингов и конфликтов»

Для вас назначение на эту должность стало неожиданностью или вы сами проявили инициативу?

Нет, никакой инициативы не проявлял. Мне предложили возглавить музей — я согласился.

С вами обсуждали вопрос о возможной передаче Исаакиевского собора церкви?

Этот вопрос никто не обсуждал. Наоборот, мне сказали: работайте спокойно, в обычном режиме, все остается на своих местах.

То есть статус музея у Исаакия остается?

Да, ничего не поменялось, он остается музеем-памятником, и средства, которые музей зарабатывает от экскурсионной и туристической деятельности, по-прежнему идут в бюджет города, на зарплату сотрудников, на оплату реставрации.

Как тогда понимать слова Ксении Чернеги, главы юридической службы Московской патриархии, сказанные ею еще в марте, что, как только музей завершит опись экспонатов, церковь подаст заявку на передачу ей собора?

Такую задачу — составить опись предметов — передо мной никто не ставил. А самое-то главное — опись музейных предметов и объектов Исаакия существует с тех пор, как он стал музеем. И это очень серьезное дело — государственный музейный фонд, за сохранность которого мы отчитываемся не только перед нашим учредителем Комитетом по культуре Санкт-Петербурга — по этой линии мы отчитываемся перед Министерством культуры России. Все отчетные документы по музейному фонду находятся под строжайшим контролем государства.

Вы обсуждали возможную передачу собора с церковью, с митрополитом Варсонофием?

Рабочая встреча с ним еще должна будет состояться. Но вопросы передачи находятся не в нашем ведении, ими непосредственно руководят два городских комитета — по культуре и по имущественным отношениям.

Как вы сами относитесь к гипотетической передаче собора?

Никак не отношусь, потому что сейчас для меня руководство — это то, что сказал президент Путин. А он четко сказал, что в Исаакиевском соборе будет и музей, и храм. Что-либо менять — организационно, юридически — нам никто такой команды не давал, мы сами ничего менять не можем и не планируем.

Вы следили за скандалом вокруг возможной передачи музея церкви?

Конечно, следил, это невозможно было не заметить, и меня поражали некоторые активисты, которые договорились даже до того, что Исаакий вообще никогда не был церковью-собором, что он строился как памятник и только. Но я не сторонник митингов и конфликтов, уверен, что многие вопросы можно разрешить, если слушать друг друга и работать на общее дело.

Что у вас в ближайших планах?

Важное сейчас для нас — подготовка юбилейной выставки, посвященной 200-летию с начала строительства Исаакиевского собора, которое мы отметим в следующем году. Это будет грандиозная выставка, в которой участвуют многие петербургские музеи, архивы. Ее экспозиция в подробностях, в документах и экспонатах, расскажет обо всех деталях двухвековой истории собора. Сначала хотели делать выставку в ЦВЗ «Манеж», но у них в следующем году свободен только август, поэтому мы обратились в Российский этнографический музей, и они любезно согласились. Выставка пройдет в конце первого квартала 2018 года, в феврале — марте, что соответствует началу работ над Исаакиевским собором. Мы покажем, как он строился, как совершенствовался, его техническое состояние, как за ним наблюдали, в чьем ведении он находился. Уверен, что всем станет абсолютно ясно, что это такое — Исаакиевский собор. Коснемся мы и послереволюционного периода: и гонений на церковь, и устройства музея, и тех людей, которые много сделали для Исаакиевского собора.

Какие у вас планы на новое здание, выделенное музею на Большой Морской улице?

Мы уже работаем над концепцией и планами музея петербургской, ленинградской реставрации, который хотим там открыть. Реставрация для нашего города — очень важная тема. Уже в середине войны было открыто ремесленное училище реставраторов. Еще не была снята блокада, а мастера уже думали о том, как надо будет восстанавливать великий город. Хотим сделать эту экспозицию живой, современной, интерактивной, интересной современным молодым людям. И конечно, будем создавать банк данных, исторический архив, посвященный реставрации в Петербурге.

Верно ли я поняла вашу позицию, что теперешнее состояние Исаакия, когда он является музеем и одновременно там проходят службы, вы считаете правильным?

Да, это абсолютно нормально. И не нужно никакого противостояния, нужна совместная работа, необходимо даже к противной стороне обращаться, если требуется помощь. Собор — петербургский, и он — для всего мира! Считаю, что его надо из яблока раздора превращать в символ единства. Потому что культура и духовная жизнь важны для всех.

Что-то будете менять принципиально в режиме работы Исаакия, в условиях для туристов?

Сегодня ничего принципиально менять не будем, все останется по-прежнему. Единственное — службы на двунадесятые праздники будут проходить торжественно, в центральном нефе, и в это время вход будет как в собор — свободным и бесплатным для всех. Что касается экскурсантов и туристов — ни один турист никогда не пожаловался, что ему служба мешает осматривать собор.

Беспокоит судьба сотрудников музея. Будет ли сокращение штата?

Ни в мыслях, ни в предложениях у нас никаких сокращений не предусматривается. Единственное, что после ухода Николая Бурова ушла его заместитель по связям с церковью, а в первый мой день работы подала заявление по собственному желанию Ирада Вовненко, даже не встретившись со мной. Я подписал ее заявление, мы ее материально поощрили и расстались без конфликта.

Вы уже познакомились с коллективом?

Да, и я очень доволен. Это высококлассные специалисты: экскурсоводы — ассы своего дела, прекрасно работает вся инфраструктура, детский центр, а уж про реставраторов я молчу — это настоящие профессионалы. Прошу прощения у коллег: не могу всех упомянуть. Коллектив прекрасный, работоспособный. Конечно, всех пугают возможные изменения, и они меня об этом спрашивали. Я сказал, что сегодня никаких изменений, на мой взгляд, не должно быть. Музей продолжает работать, никаких специальных установок и задач передо мной не ставили.

На ваш взгляд опытного реставратора, каково состояние музея, музейных экспонатов? Экс-директор Николай Буров считал, что серьезной реставрации требует масляная живопись.

Состояние музея приличное, за ним следят и поддерживают в норме мониторинговая и контрольная системы. Что касается реставрации живописи, рядом с приделом Святой Екатерины, она идет успешно и по графику. Фонарь тоже реставрируется, и я думаю, что к следующему туристическому сезону он предстанет во всей красе, хотя там ведутся сложнейшие работы. Все идет, как раньше говорили, в плановом порядке. У нас есть огромная специальная служба, во главе которой стоит Борис Данилович Подольский, он раньше работал в Царском Селе. Кстати, хотим в скором времени организовать пресс-тур для журналистов в формате брифинга и показать им и состояние собора, и систему контроля, начиная от того, как собор «давит на землю», до температурно-влажностного режима, пыли в пространстве собора, состояния колоннады.

Спас на Крови остается в составе музея?

С ним все в порядке, он остается музеем. Я понимаю, что общество может беспокоиться и выдвигать инициативы, но сегодня наш коллектив тщательно заботится о храме. И поверьте, у нас в музее есть люди, которые почти 50 лет работают здесь, он для них родной. И они, и мы все сделаем так, чтобы собор блистал.

СПРАВКА

Юрий Мудров — искусствовед, член Союза художников, вице-президент Российского комитета Международного совета музеев (ICOM UNESCO, ИКОМ ЮНЕСКО), член Европейского общества культуры (SEC).

Родился в Пскове. Окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина. Прежде занимал руководящие должности в музеях-заповедниках «Павловск» и «Ораниенбаум», Санкт-Петербургском фонде культуры, Государственном музее истории религии. Автор многих книг. В течение восьми лет, с 2006 по 2014 год, руководил выставочным проектом «Александр Бенуа ди Стетто (1896–1979). Возвращение в Россию», который выставлял в том числе в Исаакиевском соборе.

Leave a Reply