Search

Виктор Мизиано пригласил мировых звезд на охоту за привидениями

Большой многочастный проект «Удел человеческий» известного российского куратора Виктора Мизиано исследует положение человека в меняющемся мире. Он стартовал в 2015 году и завершится в 2019-м, задействовав три музейных пространства: Государственного центра современного искусства, Московского музея современного искусства и Еврейского музея. Проект мультидисциплинарный, включающий круглые столы, симпозиумы, видеопоказы, мастер-классы. Само название проекта отсылает к одноименной книге немецкого культуролога Ханны Арендт (1906–1975), где она задается вопросом, как остаться человеком перед лицом исторических драм. Первая часть «Избирательное сродство» была посвящена границам человеческого, вторая — «Не думаешь ли ты, что настало время любви?» — страстям человеческим, а третья исследует травматическую природу памяти. 

Дом с привидениями — один из канонических сюжетов жанра саспенс в литературе и кино. Однако отправной точкой этой выставки с участием звездного интернационального состава из 16 художников стал шекспировский Гамлет. История принца Датского, к которому приходит привидение его отца, чтобы открыть страшную тайну из прошлого, остается одним из самых пронзительных произведений о травме и памяти. 

Один из разделов выставки ставит вопрос о том, что такое собственно произведение искусства. Призрачная субстанция? Видео «Пересматривая „Солярис“» Деймантаса Наркявичюса посвящено травмированной совести, воплощенной в призраках, приходящих к героям фильма Андрея Тарковского. Работа ливанских художников Жоаны Хаджитомас и Халила Жорейеже также о послании из прошлого, но реального. Дядя одного из художников, похищенный во время ливанской войны, снял тогда пленку, которую спустя много лет нашел и проявил его племянник, и теперь это уже документ времени.
В другом разделе выставки речь идет о травме исторической. Аслан Гайсумов сделал групповой фотопортрет стариков, больше полувека назад депортированных из Чечни. А в памяти Леонида Тишкова — история его деда, в самом начале войны попавшего в немецкий плен. Так родилась серия рисунков «Умань». Видеоинсталляция Уильяма Кентриджа «Я не я, и лошадь не моя» основана на повести «Нос» Николая Гоголя, но затрагивает память мировых войн и революций. 
Третий раздел — о личной, приватной памяти. В инсталляции классика arte povera Клаудио Пармиджани «Смена места» из отпечатков сажи и дыма возникает призрачный образ библиотеки. Мирослав Балка собрал инсталляцию из ковриков из бедных кварталов Кракова как знак коллективной памяти. Три раздела выставки объединены еще и звуковыми инсталляциями. Какой же «Дом с привидениями» без неожиданных скрипов, вздохов, всхлипов, стуков и прочих знаков присутствия потусторонних сил? 

Фонд культуры «Екатерина»
Дом с привидениями
1 декабря – 28 января 201




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *