Выставки декабря и января в галереях Москвы

/ Арт-рынок - объявления / Выставки / Выставки декабря и января в галереях Москвы
Выставки декабря и января в галереях Москвы

Предновогодние выставки

В декабре галереи любят устраивать выставки «подарочного» искусства — такого, которое можно удобно разместить под елкой, а при желании даже на нее повесить. Отличительные признаки правильного арт-подарка — небольшой формат, жизнеутверждающий сюжет и гуманная цена. Нововведение этого года: галеристы не спешат менять экспозицию сразу после праздников. Мало ли, вдруг кому-нибудь из клиентов захочется купить подарки бизнес-партнерам из братского Шанхая на китайский Новый год, который, как известно, отмечается в феврале? Первопроходец жанра — галерея Веры Погодиной VP Studio показывает традиционные «Открытки от художников» в офисе Sotheby’s с 13 декабря по 24 января. Правда, желающих прицениться к малоформатным работам Марины Беловой и Алексея Политова, Таси Коротковой, Вовы Перкина и других заметных фигур российской арт-сцены строгие труженики аукционного дома допускают в свои подземные чертоги лишь раз в неделю, по четвергам с 15:00 до 19:00. Totibadze Gallery показывает свои «Подарки к Рождеству» с 15 декабря по 15 января. Среди участников выставки — Наталья и Мария Арендт, Дюдя Сарабьянов, Таня Сергеева, Ольга и Александр Флоренские и другие постоянные авторы галереи. «Ковчег» на китайский Новый год явно не надеется и проводит свою выставку «Искусство должно принадлежать» с 8 по 28 декабря. Экспозиция охватывает период с середины XX века до наших дней — на ней будут работы Константина Батынкова, Евгении Буравлевой, Александра Ведерникова, Александра Лабаса, Александра Шевченко и еще двух десятков художников.

Израильские художники в «Триумфе»

Выставки из серии Extension в галерее «Триумф» — проект в своем роде уникальный даже для Москвы, которую международными выставками не удивишь. Кураторы каждый раз пытаются представить панораму современного искусства той или иной страны, будь то соседняя Латвия, экзотическая Южная Корея или закрытый для иностранцев Иран, настолько развернуто, насколько это позволяют два этажа галерейного пространства на Ильинке. На очереди — культурно близкий, но традиционно тонущий в дымке стереотипов Израиль. Выставка «Extension.Israel. Свечения» (4 декабря — 6 января) знакомит с творчеством 14 художников разных поколений. Среди них странным образом нет ни одного выходца из постсоветских государств, зато в изобилии представлены потомки палестинских христиан и ортодоксов из Нью-Джерси. Отбором занимался бывший куратор израильского павильона Венецианской биеннале Рой Бранд. По основному роду занятий он философ, и это даже не удивляет: культура и мысль «избранного народа» всегда опирались больше на слово, чем на изображение. Участники выставки работают в разных техниках — нам покажут экспрессивные абстракции знаменитого израильского живописца Тсиби Гева, изысканную черно-белую инсталляцию «Зеркало загадок» Йехудит Сайпортас, красочный медиаарт Эйтана Бен-Моше… Все работы, по мысли куратора, объединены темой надежды, отсветы которой не покидают мир даже в кромешной тьме безверия и отчаяния. Идея, несомненно, столь же актуальна для сегодняшней России, как и для терзаемой раздорами Святой земли. Впрочем, как и для абсолютно любого времени и места.

Клара Голицына и Анатолий Пурлик в Omelchenko

Пример Клары Голицыной доказывает, что творчество — лучший эликсир здоровья и долголетия: в свои 93 года художница продолжает активно работать и выставляться. На выставке «Параллели» в галерее Omelchenko ее графика и картины соседствуют с экспрессивной живописью Анатолия Пурлика. Это уже четвертый совместный проект художников. Их произведения отлично работают на контрасте друг с другом: там, где у Пурлика спонтанность и страсть, у Голицыной — парадоксальный союз «алгебры с гармонией». Из сумбурной ткани реальности она вычленяет скрытую структуру множества пересекающихся прямых. Как рассказывает сама художница, эта способность пришла к ней с ухудшением слуха. Всю свою жизнь она любила музыку, но воспринимать ее во всех нюансах со слуховым аппаратом уже не могла. По мнению Голицыной, ее организм сам нашел способ возместить потерю, заменив мелодии ритмом линий. В новых работах, написанных в этом году, их ажурная сеть теряет последнюю связь с реальностью, превращаясь в чистую абстракцию. Но едва ли не больше этих крупноформатных полотен завораживают небольшие эскизы, которые художница, все реже покидающая свою квартиру в московской многоэтажке, пишет, вдохновляясь фотографиями из давних поездок. Память, воля и воображение побеждают даже неумолимое время — как именно, можно увидеть на выставке до 12 декабря.

Игорь Шелковский в «Палисандре»

Скульптуры Игоря Шелковского двойственны по своей природе: строгость и жесткость конструкции роднит их с архитектурой, а легкость и дерзкий полет линий — с графикой. Недаром сам он называет свои работы рисунками в воздухе. Кажется, что Шелковский в одиночку борется с гравитацией и побеждает, как когда-то в одиночку боролся со стихией, казалось, столь же неодолимой — советской системой. В 1970‑х, оказавшись в эмиграции во Франции, он издавал легендарный журнал об искусстве советского андерграунда «А — Я», который читали в Европе и Америке и нелегально переправляли за железный занавес в СССР. «Мы никогда бы не могли подумать, что это закончится, — однажды признался он автору этих строк, вспоминая об эпохе «развитого социализма», — но еще меньше — что оно вернется». Казалось бы, после ретроспективы в Мультимедиа Арт Музее и недавнего мощного проекта «Город дорог» в Третьяковской галерее мы знаем о нем все. Однако на выставке «Разно­Образность» в галерее «Палисандр» (11 декабря — 10 марта) Шелковский снова умудряется удивить зрителя: помимо скульптур и живописи, неугомонный патриарх российской арт-сцены впервые показывает мебель собственного дизайна.

Алексей Щусев в «Артефакте»

Архитектурные эскизы — жанр своеобразный: с одной стороны, это сугубо функциональный продукт, первый этап рабочего процесса, с другой — полноценное художественное произведение, которое в реализации зачастую и не нуждается. (Не случайно «бумажная архитектура» стала для целого поколения профессионалов чуть ли не единственной возможностью самореализации.) На выставке «Алексей Щусев: наброски будущего», устроенной галереей «Веллум» в центре «Артефакт», можно увидеть всю эволюцию мастера, от дореволюционных экспериментов с неорусским стилем (Казанский вокзал) до сталинского ампира (нереализованный проект Дворца Советов), который современные кураторы любят зачем-то сопоставлять с заокеанским ар-деко. В экспозиции — полсотни эскизов из коллекции владелицы «Веллума» Любови Агафоновой, фондов Музея архитектуры им. А.В.Щусева и нескольких частных собраний. Среди экспонатов — такие раритеты, как проект первого, еще деревянного Мавзолея, а также графика современников Алексея Щусева: театральные эскизы Александры Экстер, архитектурные фантазии Якова Чернихова, рисунки Александра Бенуа, Евгения Лансере, Михаила Нестерова. Все вместе — хорошая возможность взглянуть на творчество любимого архитектора вождей в контексте поисков и противоречий его эпохи.

Владимир Дубосарский и Владимир Потапов на «Винзаводе»

Совместное творчество Александра Виноградова и Владимира Дубосарского в истории российской живописи останется наверняка — как минимум в качестве послесловия к бесславной истории соцреализма, над которым художники талантливо и изобретательно издевались много лет. Расставшись с партнером по работе, Владимир Дубосарский не менее изобретательно пытается расширить границы живописи как таковой: то пишет не на холстах, а на коврах, то в тандеме с молодой художницей Алес Кочевник кроит из картин рюкзаки. Однако в глубине души все-таки скучает по привычным холсту и маслу. «Хочется живой живописи, отдохнуть от того, чтобы все время убивать в себе живописца», — признается он. На выставке «Все палитры попадают в рай», которая пройдет в Цехе белого на «Винзаводе» с 4 декабря по 20 января, Дубосарский представит три новые серии: «Девушка, освещенная солнцем», «Стволы» и «Фактуры» — бок о бок с работами другого неутомимого экспериментатора, Владимира Потапова. Этот художник предпринимает попытки придать живописи третье измерение, превращая свои работы в подобие слоеного торта: через один слой изображения, написанного акриловой эмалью, кокетливо проглядывает предыдущий. 

Источник: www.theartnewspaper.ru